Вернуться к русскому языку Translate into English Ins Deutsche bersetzen
Версия для слабовидящих
Поиск
Юридический адрес 671920, Республика Бурятия, Джидинский район, село Булык, улица Чапаева, 49
Фактический адрес  671920, Республика Бурятия, Джидинский район, село Булык, улица Чапаева, 30/1


Наш адрес
+7 (30134) 98575
Контактный номер

Баян - Хосунская Николаевская церковь

Об истории Баян-Хосунской Николаевской церкви можно писать и рассказывать очень много. Судьба у неё была и счастливой, и трагической. Пожалуй, ни одной церкви не сыскать со столь сложной во всех отношениях жизнью. Но прежде чем рассказывать, что-либо об этом храме, следовало бы сначала пройтись по истории возникновения села Баян, где и была возведена эта церковь. Сохранились сведения о том, что село основали казаки, прибывшие из-за Урала между 1730 и 1750 годами. Позднее сюда были направлены польские ссыльные, наказанные русским царём за многочисленные восстания на родине. Казаки и поляки привезли с собой свою культуру, в том числе возделывания огородов, умение перерабатывать плоды и овощи для хранения их на зиму, а так же загогтовкии и употребления в пищу копченостей, соленостей. Но не это главное, что вывело Баян в число богатых сёл Забайкалья. Ссыльные поляки, привезли с собой семена и секреты возделывания и выращивания табака. Вот эта продукция и стала «золотой жилой» для поселенцев. В то время русло реки Джида находилось ближе к горе Загунцар. А в пойме реки возле самого села располагались богатейшие пойменные луга. Они и стали плантациями для табака. До переселенцев, эта продукция доставлялась в Бурятию из Китая, преодолевала огромное расстояние и стоила соответственно больших денег.. Поэтому более дешевый и хороший табак из села Баян сразу же стал пользоваться спросом у населения. По словам старейших жителей, табака здесь производили до десяти сортов. В октябре-ноябре снаряжались обозы для отправки продукции в соседние волости и в Монголию. Бывало, в ямшину с табаком направлялось из этого села до 40 подвод. Кроме того, новые возделанные поля давали очень хороший урожай пшеницы, овса и ржи. В селе не было «богатеев» и купцов, однако многие крестьяне и казаки жили зажиточно, в том числе и польские окрещённые переселенцы. Это такие семьи, как Правдинские, с ударением на первое «и», Пан-Фединские, Хорошевские, Пшинские, Шринские, Глэдышевские, Селетские. Среди казачества зажиточностью выделялись семьи Ощепковых, Сукнёвых, Кондаковых, Григорьевых, Шишмарёвых. Кстати, самым большим семейством в селе считались семьи Ощепковых. Среди них были не только богатые казаки, но и свящённослужители. Впоследствии польские фамилии трансформировались и стали называться на русский лад. Сейчас потомки тех крестьян носят фамилии Пашинские, Правдины, Панафидины, Хороших, Шарины, Гладышевы. Ещё в 1940 по 1953 год на кладбище за церковью мы, школьники Баянской школы читали на могильных камнях польские фамилии и имена - Юзеф, Феликс, Феофан. Так вот, как раз эти православные зажиточные крестьяне и казаки стали инициаторами строительства каменной церкви. Старожилы понимали, что строить каменную церковь за рекой будет очень накладно. Но деревянные церкви часто горели. Сгорела и первая небольшая Баянская церковь, построенная казаками в 1778 году. И, надеясь на божье милосердие, на помощь верующих, всё же решили рискнуть на строительство каменной церкви, к тому же не маленькой. В 1789 году было освящено место для строительства и заложен первый камень под фундамент. Впоследствии окажется, что место подобрали самое лучшее. Церковь восстала на возвышенности, была видна издалека, а колокольный звон разносился по руслу реки Джида далеко за пределы Баяна. Строили храм долго, испытывая большие трудности с доставкой стройматериалов. Многие старики и старушки долго помнили место захоронения первого священника под большой гранитной плитой. Они же постоянно передавали из уст в уста, с какими трудностями возводилась эта церковь, как помогали миряне тем, чем могли. Каждый житель окрестных сёл считал за честь принести на себе или привезти на телеге хоть сколько-нибудь кирпичей. К слову сказать, в селе Капчеранка были построены специальные печи для выделки и обжига кирпичей на церковь. Для того времени путь из этого села до Баяна был не из лёгких. Чтобы доставить оттуда хотя бы один кирпич, надо было приложить немало усилий. А ведь кирпича потребовалось не одна тысяча. Поэтому и доставляли его разными способами, и даже пешком несли в сумах на плечах. Кирпич так же подвозился из Читы, Верхнеудинска и Иркутска на конных подводах. Строилась церковь на яичной кладке, то есть на каждый килограмм раствора требовалось до 10 штук яиц, а вернее, яичного белка, желток же доставался строителям. Конечно, это легло на семьи Баяна и близлежащих поселений. И не было случая, чтобы кто-то отказался давать на строительство куриные яйца. За свой счёт баянцы привозили из городов архитекторов, отделочников и даже художников. Боялись в чём-то ошибиться, сделать не так, как этого требовали церковные каноны и архитектурные правила. Словом, строительство было всенародным. Огромную помощь оказали в возведении церкви ламы Гэгэтуйского и Дырестуйского дацанов. Старики говорили, что Гэгэтуйский дацан выделил не только подводы для доставки лесоматериала, но и часть подготовленного для своих нужд, леса. Дырестуйский дацан помог в покупке некоторой церковной утвари и постоянно оказывал материальную поддержку. Ощутимую помощь оказали церкви Иркутской и Читинской епархий. Большинство икон было подарено верующими других приходов. Но самые дорогие иконы приобретались за наличные в городах Иркутске, Чите и Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ) Для этого специально снаряжали отряды казаков при всём обмундировании и оружии. Даже дети хоть в чём-нибудь да помогали строителям. «Храм по кирпичику вырастает, а боженька знает, кто помогает»- так говорили детям далёкие наши предки. Немало лет потребовалось для того, чтобы закончить внутреннюю и наружную отделку Баян-Хосунской Николаевской церкви. К тому времени В начале 1805 года привезли колокола, покрыли сусальным золотом купола и кресты. Был и главный колокол весом около 10 пудов, который назывался «благовестом». Старожилы рассказывали, когда звонили в этот колокол по большим праздникам, то его голос было слышноен даже в станице Желтуринской. Баянская Церковь, с ярко блестящими высокими куполами и колокольней, с животворным иконостасом, настенными фресками, стала гордостью всех православных. Её приход состоял из верующих многих окрестных сёл деревень и заимок. Река Джида преградой не являлась. Постоянно работал паром в летнее время на конопляных канатах. А в зимнее время, зимой, когда реку сковывал лёд, в церкви начинались по традиции начинались венчания, и тут уж дорога была укатанной. Строительство Возведение храма несколько раз приостанавливалось, в том числе и из-за отсутствия стройматериалов. Для ускорения строительство, из Иркутска был «выписан» специальный человек, который руководил работами строительством, а после остался служить. И толькоВ 1805 году церковь была освящена, хотя богослужения и молебны православных сопровождали строительство с самого его начала. в церкви началось богослужение. Общая длина церкви без крыльца составляла 22 метра, толщина стен – от 1,5 метров, а в некоторых местах ещё толще. Толщина стен колокольни составляла до 1 метра. Полностью Поскольку церковь называлась так: Баян-Хосунский Николаевский, то миссионерский двусветный храм. Одно время даже село хотели переименовать в Николаевское, но это название не прижилось. Руководил храмом попечительский совет. Например, в 1868 году председателем попечительства был избран отставной зауряд-сотник Шишмарёв, а членами казаки Карпов и Григорьев. Они организовали капитальный ремонт наружного и внутреннего облика церкви, огородили церковное кладбище, увеличили жалование псаломщику до 100 рублей в год. Миссионерами в разное время служили Лука Матвеевич Сукнёв (с 1860 по 1869 гг.), Валериан Громов, Дмитрий Писарев и другие. По сути дела, Баянскую церковь в буквальном смысле этого слова можно было назвать главенствующей, хотя кафедрального звания она не имела. Одновременно храм мог вместить до 500 верующих. А к 1810 году (по данным архива НПЦ) село Баян разрослось и насчитывало около 600 дворов и более 2 тысяч жителей или местных поселенцев, как принято, было называть тогда всё население. К сожалению, имя первого священника осталось неизвестным. Зато в последующем часто встречается фамилия Ощепковых. Например, с 1885 по 1905 год псаломщиком Баянской церкви был Матвей Алексеевич Ощепков. Интересно привести одну запись из архива церкви о добровольном крещении местных бурят. Орфографию сохраняю полностью: «По приказу Его Императорского Величества, предъявитель сего Сартаулова роду ясашный Гонбо Табонаев от роду 19 лет по самоизвольному желанию и усердию сего 1840 года февраля 5 дня Троицкосавского заказа Верхнеудинского округа Баинхосунской слободы Николаевской церкви священником Иоанном Ощепковым в православное исповедание приведён, наречено ему имя Иннокентий. Иннокентия Ощепкова из прежнего состояния поклада исключить и пречислить к христианскому обществу по собственному его избранию и получить трёхлетнюю льготу от платежа всех податей, для чего и дан сей билет при Баинхосунской слободе Николаевской церкви за подписанием моим и приложением казённой печати марта 19 дня 1840 года». В 1886 году по инициативе тех же миссионеров в центре села Баян была построена церковно-приходская школа. Более чем за сто лет здание сохранилось в первозданном виде и ныне оно перевезено в село Булык. Сохранились так же сведения о некоторых учителях. И среди них была Анна Прокопьевна Лазарева. Она выучила и воспитала немало знатных людей Баяна. В 1936 году по республике прокатилась волна «красных агитбригад». Комсомольцы совместно с отрядами ОГПУ, НКВД «отлучали» от веры всех подряд. Высмеивали тех, кто крестится, ходит в церковь и читает молитвы. Высмеивали-то ещё, куда ни шло. Служителей церкви, просто истязали, расстреливали без суда и следствия, а всю церковную утварь ломали, жгли и разворовывали. Эта волна докатилась и до Баяна. Последнего священника Баянхосунской Николаевской церкви Дмитрия Алексеевича Зуйкова с позором спустили с колокольни и провезли на голом одре телеги по улицам Баяна. По слухам, он был впоследствии расстрелян. Не берусь судить строго тех баянских молодых активистов, которые сбрасывали колокола и кресты с отливающей белизной церкви. Их было шестеро: кто утонул в том же году, кто умер от болезни, кто погиб в первые дни войны.

Дополнительные фотографии:  Загрузить / Загрузить / Загрузить / Загрузить